Культура старших — kimkibabaduk

Эта страница была создана программно, чтобы прочитать статью в исходном месте, вы можете перейти по ссылке ниже:
https://kkbbd.com/2021/02/10/stop-screaming-at-the-clouds/
и если вы хотите удалить эту статью с нашего сайта, пожалуйста, свяжитесь с нами


Журналист и представитель поколения Z Дмитрий Барченков — с очередным текстом про зумеров. На этот раз о том, как культура старших усложняет жизнь молодым. Да, перед вами отчасти ответ застрявшему в прошлом Константину Богомолову. В трёх частях с прологом и эпилогом.

Пролог

Этот текст, если быть честными, изначально задумывался как ответ всем недовольным моим предыдущим эссе, призванным выстроить диалог поколений (в рамках темы секса). Напомню, что оно спровоцировало поток поддержки со стороны молодых, но многими старшими было принято в штыки. Один из уважаемых в обществе людей и вовсе назвал его «феерической по****ью». Ровно такой же была реакция и на опубликованное на kkbbd письмо дирекции Берлинского кинофестиваля (по поводу этичности включения фильма «ДАУ. Наташа» в основной конкурс Берлинале), которое мне тоже посчастливилось подписать. В мировых реалиях оно ни разу не возмутительно: его перепечатало несколько ведущих международных изданий. Но в реалиях российских оказалось «доносом от тварей», «кляузой агентов Кремля». Последнее и вовсе странно, учитывая то, что я, например, в нынешних обстоятельствах, наоборот, поддерживаю оппозицию и протест. Так что новое эссе было жестом понятным, но, скорее, вынужденным, реакцией на установленный в наших интеллигентских кругах порядок, от которого, честно, уже триггерит; шанс штрихами наметить ключевые проблемы выдуманного внутри столиц мира.

Но тут случился еще более яркий триггер — манифест режиссёра Константина Богомолова «Похищение Европы 2.0», где в том числе он проходится по теме секса и буквально орет: «Секс — это свобода»! Его многоабзацный выпад в сторону апологетов «новой этики» и «квир-социализма» (спасибо, Константин, за столь точное определение) окончательно уверил меня не только в важности, но уже и в необходимости разговора о российской интеллектуальной «тусовочке», которая едва ли не каждым своим новым действием усложняет всем жизнь.

О терминах

Петербуржец и еще один зумер Ваня Демидкин в первой лекции своего «Кружка цифрового театра», который он сделал вместе с коллегой Денисом Протопоповым, заявляет о важной загвоздке внутри театрального сообщества — о том, что деятели сегодняшнего российского театра не договорились о терминах на берегу. Что такое «цифровой театр»? Что такое «онлайн-театр»? Да даже что такое «современный театр»? Называть в 2020 году современными режиссерами того же Богомолова, или Кирилла Серебренникова, или Александра Молочникова по меньшей мере странно, но ведь называют. И болеют за каждого. Взять хотя бы письмо театральных критиков, которых возмутило непродление контракта с Серебренниковым как с худруком «Гоголь-Центра». При всем уважении к тяжелейшему судебному опыту и тем спектаклям, что режиссер делал раньше, все же, хочется задать вопрос: а как Кирилл Серебренников «перевернул» театр за последние годы, делает ли он «современный театр»? И снова термин.

В журналистских и, конечно, кинокритических кругах проблема терминологии стоит особо остро, ведь представители этих кругов не только консервируются в своем кругу обитания, но и транслируют свои позиции широкому зрителю/читателю. Довольно забавно видеть, как один известный мыслитель, к примеру, называет себя профеминистом, а потом, буквально в следующем посте, ехидно посмеивается над феминистками и их активистской работой, поддерживает проявления сексизма в культуре. Именуясь профеминистом, он вкладывает в этот термин явно что-то свое.

Выдуманное течение

Именно такие, авторитетные люди (а их можно найти с десяток), согласно иерархическому принципу, и формируют «псевдопрогрессивное» течение. Это выдуманное течение, в свою очередь, уносит рефлексирующую часть России все дальше от остального мира. Например, не раз в сети можно было встретить гонения на квир-издание «Открытые» — за якобы слишком агрессивную риторику и следование «пока далекой от российского контекста» стратегии. Мол, вы, конечно, правильными вещами занимаетесь (и на том спасибо), но пока не так, как нам угодно. Крикун патриархата Богомолов в своём манифесте высказывается на эту тему ещё более радикально. Но грустно то, что отдуваться за подобную, менее или более агрессивную риторику приходится (или придется) молодым ребятам, которые перенимают бумерские взгляды и позиции — и оттого тяжело воспринимают практики зумеров зарубежных.

По той же причине институт репутации в нашей стране пока работает так плохо. Испокон веков, говорят старожилы в тех случаях, когда это удобно, мы смотрим на работу автора в отрыве от его личности. Нам неважно, выливает ли поток желчи человек у нас за спиной, в своих (но сегодня публичных) интернет-кулуарах, то есть телеграм-чатиках, если он пишет «классные» тексты, «классно» модерирует телеграм-каналы или снимает «классные» фильмы. Только вот объективно оценить эту «классность» невозможно.

Как, например, и выдавать объективные рецензии, ведь каждый из нас — носитель ряда качеств и оптик, диктующих уникальное видение произведения или проблемы. Возьмем меня, автора этого текста, профеминиста и ЛГБТК-персону (а не «квир-социалиста», как утверждает Богомолов) — мне довольно сложно будет воспринимать американские комедии 2000-х (оплот сексизма, гомофобии и юмора низкого качества) без критики. Так, недавно я пересмотрел «Мальчишник в Вегасе» Тодда Филлипса, был довольно сильно расстроен и, если бы я писал текст о об этом фильме, то агрегатор рецензий распознал бы его как резко негативный. А вот гетеросексуальный мужчина-критик, лет сорока пяти, из России ничего бы плохого в ленте не увидел. Ведь, этика — «это другое». «Причем здесь искусство? Да и шутить обо всем, вообще-то, можно!»

Отрыв от действительности

Плодом влияния иерархий и становятся те зумеры, которые будто бы не в теме. Пишут в своих посвященных великими советских режиссерам текстах слова слов о словах, а не по делу, зато чувствуют себя важными элементами «тусовочки». Или в открытую предлагают смотреть на произведение автора вне контекста. Только вот это «вне контекста» сегодня, к сожалению или счастью, не бывает. Винить таких людей трудно, потому что каждый в праве делать свой выбор. Фрустрирует лишь то, что выбор позиции за них очевидно сделали другие. Ведь довольно тяжело найти в себе силы сказать, что смотреть, к примеру, фильмы Вуди Аллена или Романа Поланского в 2021-ом году не ок, если все вокруг тебе говорят, что это искусство, что неважно, что там режиссер делает в свободное от этого искусства время. «Да и не доказано ничего!» А когда и доказано (как в случае с Михаилом Ефремовым), «не следует очернять человека из-за одной ошибки и вырезать его из фильма». Если вы не героиня актрисы Рут Негга из фильма «Passing», и, будучи темнокожей/им/ими, не хотите «сойти» за белую/ого/ых, то есть органично влиться в «тусовочку», то немного поборитесь со взрослыми эйджистами. Но после нескольких попыток сопротивления с устаревшими, потрепанными взглядами возникнет равнодушие, а затем и принятие. Принятие и превращает зумеров в бумеров.

Озвученная позиция довольно радикальна и, возможно, вы подумаете, что несколько противоречит культуре принятия и даже сама попахивает эйджизмом. Потому для тех, кто вычитывает смысл текста по одному абзацу, поясню, что вышеназванные примеры констатируют две вещи: а) нежелание (псевдо)интеллектуалов разобраться в теме и б) отсутствие у них эмпатии. Мнимые борцы за прогрессивность, кажется, забывают выяснять, куда мир движется, а те из них, что за искусство, забывают, для кого это искусство предназначено. Для человека, наверное? Особенно страшно то, что, возможно, и я, не будь носителем травматического опыта (в детстве меня систематически домогался ровесник), на пункт «б» закрыл бы глаза. Но если человек освоил знания по теме, понятие «эмпатия» для него что-то да стало значить, а потом осознанно пришел к отличной от моей позиции, то флаг ему в руки. Дискуссия возможна.

Эпилог

В последнем на данный момент и очень популярном в России фильме Томаса Винтерберга «Еще по одной» есть сцена, в которой герой Мадса Миккельсена, учитель истории, предлагает своим ученикам давно знакомую многим игру — в тестовой форме выбрать идеального правителя по сумме его качеств. В итоге из трех лидеров — Уинстона Черчилля, Теодора Рузвельта и Адольфа Гитлера — школьники выбирают последнего. Этот эпизод хорошо показывает, что не стоит судить о деле человека вне контекста самого человека и его суждений. И пока десятки творцов-диктаторов продолжают работать и вызывать уважение ровесников (а за ними — и молодых), увы, российское общество в целом не будет готово голосовать за прогрессивную позицию.

Но, как заявляет режиссер (из ненавистной Богомоловым Европы) Гаспар Ноэ в новой версии своей скандальной «Необратимости», «время обнажит все». Тезис с легкостью доказывается самим фильмом, который в начале 2020-х годов смотрится совсем иначе — и режиссер это прекрасно понимает. Коль уж так, то обнажение и современной российской интеллигенции рано или поздно случится. Правда, останется ли что-то на ее представителях — вопрос, кажется, открытый.

Подписывайтесь на KKBBD.com в Facebook и ВКонтакте.


Эта страница была создана программно, чтобы прочитать статью в исходном месте, вы можете перейти по ссылке ниже:
https://kkbbd.com/2021/02/10/stop-screaming-at-the-clouds/
и если вы хотите удалить эту статью с нашего сайта, пожалуйста, свяжитесь с нами