"Мы не играли в политику, политика сыграла в нас". Почему "Тотальному диктанту" впервые …

Эта страница была создана программно, чтобы прочитать статью в исходном месте, вы можете перейти по ссылке ниже:
https://www.sibreal.org/a/pochemu-totalnomu-diktantu-ne-dali-prezidentskiy-grant/31320829.html
и если вы хотите удалить эту статью с нашего сайта, пожалуйста, свяжитесь с нами


Проект «Тотальный диктант» впервые с 2017 года не получил поддержку Фонда президентских грантов. Директор одноименного фонда Ольга Ребковец называет произошедшее «политическим решением». Оно последовало вскоре после того, как диктант в 2021 году провел писатель Дмитрий Глуховский, известный своими оппозиционными политическими взглядами – в частности, на присоединение к России Крыма.

«Тотальный диктант» был создан в 2004 году студенческим клубом гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета и в течение первых лет существовал как исключительно вузовский проект, нацеленный на популяризацию грамотности. Постепенно его известность росла, и с 2011 года ТД начали проводить в разных городах России, а затем и за рубежом.

Организаторы стали привлекать для написания текста и его диктовки известных литераторов – среди них были Борис Стругацкий, Дмитрий Быков, Захар Прилепин, Гузель Яхина, Дина Рубина и другие. Осенью прошлого года стало известно, что автором текста следующего диктанта станет Дмитрий Глуховский. После этого в Телеграм-канале руководителя «Россотрудничества» (Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству) Евгения Примакова появилась запись, что в 2021 году его учреждение не станет поддерживать «Тотальный диктант» и не предоставит для его проведения свои площадки.

В ответ на это Дмитрий Глуховский заявил, что решение Примакова носит политический характер: «Это точно связано с моей политической позицией. Евгений Примаков, который такое решение принял, изначально в своем первом Telegram-посте, который он потом отредактировал, написал, что я русофоб и что нам с Россотрудничеством не по пути». Позднее это подтвердил и сам Примаков.

На тот момент Фонд президентский грантов уже выделил деньги на проведение «Тотального диктанта» в 2021 году. В апреле эта акция состоялась, а теперь стало известно, что заявка организаторов диктанта на получение очередного гранта отклонена. Директор фонда «Тотальный диктант» Ольга Ребковец опубликовала в Фейсбуке пост, в котором назвала это решение политическим. В интервью Сибирь.Реалии она объяснила свою точку зрения и рассказала, выживет ли проект без президентских денег.

Ольга, Тотальный диктант – это дорогое мероприятие?

– Бюджет очень сложно сосчитать в рублях, потому что это усилия многих людей, организаций, сторон. На местах, в городах, работают координаторы-волонтеры, мы им не платим. Они привлекают партнеров для проведения диктанта на месте – помогают и вузы, и библиотеки, и городские власти, и бизнес. В каких-то городах есть давние партнеры, которые помогают именно деньгами. Та часть, которую привлекал фонд «Тотальный диктант», в нем есть и волонтерская, и бартерная составляющие. Например, наши it-партнеры – это компании, которые бесплатно работают на «Тотальный диктант», предоставляют серверы и тд. Если же говорить исключительно о деньгах, бюджет прошлого года составил около 40 млн рублей. Это деньги, которые идут на организацию конференции «Тотального диктанта», на обеспечение работы штаба, сайта проекта – это довольно сложная структура, требующая многих затрат и доработок. На обеспечение функционирования онлайн-диктанта, онлайн-марафонов, командировки штаба и так далее. 21 млн из 40 – это был бюджет Фонда президентских грантов. В этом году мы претендовали на 25 млн. Надо понимать, что сейчас, после ковида, довольно сложная ситуация с партнерами, бизнес и так тяжело идет на то, чтобы спонсировать русский язык, потому что большинству предпринимателей кажется, что это задача государства. С маркетинговой точки зрения это для бпзнеса не слишком выгодно. Ну, и плюс все соответствующие бюджеты сейчас урезают. Мы ведем переговоры, но не можем сказать, что на будущий год у нас есть какие-то масштабные договоренности. Однако сила «Тотального диктанта» в том, что это проект общественный и гибкий, сейчас члены команды переориентировались, вернулись к своей основной работе. Большинство нашего актива, помимо ТД, занимаются чем-то другим – проектами, совмещением. Поэтому я не могу сказать, что мы сейчас, лишившись гранта, оставили кого-то без крова. Я, естественно, понимаю, что грант могут дать, а могут не дать, поэтому на долгосрочные обязательство, в том числе трудовые, не подписывалась. Сейчас основная проблема – в подготовке следующей акции. Мы в течение всего года проводим очень много просветительских мероприятий: и конференции, и онлайн-курсы, и книжки мы готовим, и видеоконтент, и аудио-, и так далее. К тому же, чтобы акция состоялась, нужна большая подготовительная работа. Поэтому будем как-то переориентироваться. Некоторые предложения от партнеров, которые узнали о такой ситуации, нам уже поступают. Думаю, мы найдем возможности, и диктант в 22-м году в любом случае будет.

Была надежда, что как диктант, так и наши отношения останутся вне политики

В своем посте вы связали отказ в финансировании с политическими мотивами. Я так понимаю, имеется в виду выбор автора на диктант 2021 года – Дмитрия Глуховского. Началось с того, что глава Россотрудничества Евгений Примаков отказал вам в помощи, объяснив это «русофобией» Глуховского…

– Я бы все-таки не сказала, что ситуация с Примаковым и взаимоотношения с «Россотрудничеством» – это показатель отношения всего государства. Многими площадками диктанта являются вузы, библиотеки, мы так или иначе сотрудничаем с разными структурами, например, плотно работаем с Агентством стратегических инициатив. И с тем же Фондом президентских грантов наши отношения не усложнились, мы работали, выполняя все обязательства по диктанту 2021 года. Правда, заявка писалась и одобрялась до пандемии, и мы потом что-то пересогласовывали, стараясь, чтобы ни одна копейка грантовых денег не была потрачена впустую. И в итоге если даже где-то мы не смогли провести диктант очно, то в онлайне вышли на совершенно невероятный для нас уровень. Поэтому у меня не было ощущения, что все государство в лице Примакова отвернулось от «Тотального диктанта». С ФПГ мы работаем достаточно долго, хорошо и продуктивно, у нас есть второй проект президентский, он заканчивается в июне: мы на базе библиотек открываем центры грамотности. Я считаю, что наш фонд – порядочный грантополучатель с хорошей репутацией, мы вовремя отчитываемся, всегда достигаем поставленных целей. Конечно, у нас было подозрение, что выбор автора, который не всех в госструктурах устраивал, может повлиять на получение гранта в дальнейшем. Но, с другой стороны, была надежда, что как диктант, так и наши отношения останутся вне политики. Что будут цифры, рациональный подход и экспертиза, которая в прошлые годы всегда показывала, что ТД – проект масштабный, значимый, его делает опытная команда, и те цифры, которые мы перед собой ставим, нам по плечу.

Сейчас, глядя на оценку, я не могу сказать, что она объективна. Не может организация в один год быть открытой на 9 балов, а в следующем скатиться на 7, ведя такую же активную информационную работу, получая большое количество посещений сайта и публикуя информацию о себе в соцсетях. Команда одна и та же, она обрела опыт проведения еще одного диктанта, но получила по этому критерию на бал с лишним меньше, чем в прошлом году.

ФСИН тоже без объяснений за два дня дали распоряжение не проводить диктант в тюрьмах и колониях

Были ли после заявления Примакова еще намеки на то, что этим неприятности не ограничатся? Может быть, предложения поменять автора?

– Нет, не было. Как и разговоров о том, что теперь нам нужно авторов согласовывать и выбирать их другим способом, а не тем, каким мы выбирали всегда. Были проблемы в некоторых городах с некоторыми площадками. В Томске многие площадки, не объясняя причины, накануне отказывались от того, чтобы проводить диктант у себя. ФСИН тоже без объяснений за два дня дали распоряжение не проводить диктант в тюрьмах и колониях, хотя это долгосрочное сотрудничество, и мы видели практическую его пользу и социальный эффект. Заключенные участвовали в акции добровольно, и мы потом получали письма, истории, заметки о том, что для них это важно и нужно. Было обидно, что людей этого лишили. Жаль было и координаторов на местах, потому что они сами занимаются привлечением ресурсов, и даже те же бланки, ручки, которые были для этих площадок подготовлены и переданы, для нас – большая материальная ценность. Не говоря о том, что команда из десяти человек работает за 50, мы стараемся беречь каждую ручку и каждый бланк и ни одну копейку не потратить зря.

Конечно, мы переживали за то, что вообще могут прикрыть проведение диктанта. Но он состоялся, и на очных площадках собралось много людей, даже с учетом эпидситуации: 90 тысяч для апреля 2021-го – это очень хорошо, учитывая, что осенью мы собрали около 35 тысяч. В общем, массовых гонений, притеснений и давления лично на меня не было. Но вот эта реакция, к сожалению, оказалась закономерной.

Дмитрий был готов, конечно, что мы в любой момент скажем, извините, нам с вами плохо

Давайте в двух словах расскажем тем, кто не в курсе, что за текст написал Дмитрий Глуховский для вас? И, кстати, запрашивал ли его заранее кто-нибудь из высоких кабинетов?

– Текст опубликован на сайте «Тотального диктанта», и мы по нему снимали фильм. «Обещание». Это человеческая история, история одной семьи. Главная героиня рассказывает о своей жизни, раскрывается тема предназначения женщины, в конце концов ее внучка изобретает лекарство от смерти, которое эта женщина обещала изобрести своему папе. В общем, никакой политики. Текст у нас заранее никто не запрашивал.

Я слышал такое мнение, в частности, писатель Лукьяненко его озвучивал, что Дмитрию Глуховскому следовало самому отказаться от участия в проекте, чтобы не подставлять ТД. У вас с ним были разговоры на эту тему?

– Дмитрий был готов, конечно, что мы в любой момент скажем, извините, нам с вами плохо и так далее. Но это все-таки наша принципиальная позиция: у «Тотального диктанта» есть своя идеология, и в этом плане мы никаких своих установок не нарушили. Как был диктант вне политики, так и с этим автором он остался вне политики. И менять автора было бы очень странно, уже была проведена большая работа, и фильмы начали снимать, и разметки делать, и филологов привлекать. Но даже не в этом дело, просто сама мысль, что мы могли поменять автора потому что кому-то показалось, будто он идеологически, политически не подходит нашей акции – это очень странно. «Тотальный диктант» вырос из студенческого мероприятия в проект всемирного масштаба благодаря тому, что у нас было мало принципов, но мы всегда им очень жестко следовали. Вариант со сменой автора был бы для ТД более губителен, чем те последствия, которые мы сейчас имеем. Мой пост был не о том, что Фонд президентских грантов не дал денег, и теперь диктант умрет. Он не умрет, он переформатируется, будет другим. Суть сообщения было в том, что таково последствие нашего решения. Хотя мы в политику не играли, здесь, к сожалению, политика поиграла в нас немножко.

Ольга и Владимир Пахомов, главный редактор портала Грамота.ру, председатель Филологического совета Тотального диктанта

Ольга и Владимир Пахомов, главный редактор портала Грамота.ру, председатель Филологического совета Тотального диктанта

Наверное, «Тотальный диктант» можно назвать патриотической акцией, ведь его цель – популяризация грамотности. Что это, как не проявление любви к русскому языку? Но как дальше сложатся ваши отношения с местными властями – после того, как стало известно, что президентский фонд вас больше не поддерживает? Как они считают такой сигнал, по-вашему?

– Отсутствие поддержки не равно противодействию. Мне хочется верить, что это не будет черной меткой на нас и признаком того, что этот проект неблагонадежный, не приветствуется и так далее. Мне хочется верить в адекватность и здравый смысл. «Тотальный диктант» всегда опирался на общество, на неравнодушных людей, в том числе чиновников. Поэтому я уверена, что если не будет каких-то особых распоряжений сверху, в большинстве случаев это не окажет никакого негативного влияния на проведение «Тотального диктанта».

А как поклонники ТД и те же волонтеры отреагировали на новость, что очередным автором и диктатором будет Дмитрий Глуховский?

– Многие написали, здорово, наконец-то, я ждал! Кто-то не был знаком с творчеством Глуховского и познакомился благодаря «Тотальному диктанту». Кому-то все равно, кто будет автором, главное – прийти и написать. Но в целом волны негативных комментариев я не видела. Сообщество, которое сформировано вокруг ТД – это люди, которые про русский язык, грамотность и так далее. И, скорее, дискуссии были не после объявления автора, а после диктанта – вокруг самого текста. Кто-то говорил, что это лучший текст в истории ТД, кто-то – что худший. Фильм сняли зря или не зря, а что лучше, кино или текст? Во многом ради таких дискуссий «Тотальный диктант» и проводится. Чтобы люди спорили о запятых, качестве текста и современной русской литературе.

Какова динамика проекта в цифрах охвата?

– Каждый год количество и стран, и участников растет. Естественно, 2020 год нам поломал всю статистику, потому что раньше мы ее считали по очным участникам. В диктанте 2019 года принимали участие 236 тысяч человек, 81 страна, 1200 с чем-то населенных пунктов. Понятно, что в 20 и 21 годах почти вся заграница очно писать не могла. В 19 году за рубежом очно писали почти 30 тысяч человек, в этом году – 4 тысячи. Но если суммировать с онлайн-участниками в 21 году – 123 страны, очно были площадки в 38 странах. Общее количество участников – 675198 человек. Благодаря пандемии мы придумали формат онлайн-марафона «Тотального диктанта» и вообще расширили онлайн в день диктанта. То есть аудитория проекта выросла существенно, почти в три раза.

С учетом того, что вы лишились существенной части финансирования и, возможно, еще лишитесь из-за отказов спонсоров, связанных с экономическими сложностями, готовы ли вы прибегнуть к краудфандингу, например? И точно ли диктант состоится в будущем году?

– Да. Мы проведем его даже с минимальными вложениями. Мы действительно планируем краудфандинговую кампанию, думаю, в ближайшее время ее запустим. Мы, естественно, сократим все активности, все расходы, которые можно сократить, в том числе на команду, на офис. Оставляем самое важное – и на это, я уверена, мы привлечем ресурсы.

– Фонд президентских грантов содержит в себе слово «президентский», – прокомментировал Сибирь.Реалии решение об отказе в финансировании «Тотального диктанта» Дмитрий Глуховский. – Решения о том, кому из выдавать, принимаются вместе с Администрацией Президента, которая тоже содержит в себе однокоренное слово. Поэтому логично, что выдавать эти гранты должны тем, кто не критикует президента. И хотя сам по себе Тотальный диктант не критикует президента и вообще вне политики, в этом году он позволил себе вольность. Позвал написать текст диктанта автора, который критикует президента. Думаю, Администрация президента усмотрела тут некоторое логическое противоречие и решила его устранить. Теперь все снова логично! Тут изначально просто проблема ошибочных ожиданий. Тотальный диктант содержит слова, однокоренные «тоталитаризму» и «диктатуре», поэтому кому-то во властных инстанциях он мог показаться многообещающей иницитивой. Если бы организаторы «Тотального диктанта» изначально назвали бы его «Свободным сочинением», то шансов на государственную поддержку у них вообще было бы ноль. Думаю, «Тотальный диктант» прекрасно справится без государственной поддержки – только если не будет государственного противодействия.


Эта страница была создана программно, чтобы прочитать статью в исходном месте, вы можете перейти по ссылке ниже:
https://www.sibreal.org/a/pochemu-totalnomu-diktantu-ne-dali-prezidentskiy-grant/31320829.html
и если вы хотите удалить эту статью с нашего сайта, пожалуйста, свяжитесь с нами